Сказка о Несуществующем. Часть 2. Жизнь продолжается

Когда тебе 16 и  большую часть своей жизни ты была предоставлена самой себе, очень легко влюбиться в того, кто о тебе заботиться. Ну хоть как-то.

Тем более, если этот человек достаточно красив, достаточно умен и если он — единственное, что связывает тебя с миром. Хоть каким-нибудь. Даже если этот мир не твой. Даже если ты не веришь ни в  какие сказки. Даже если все так как есть.

Он запретил ей реагировать на имя Альбина. Любым способом. И первое время специально неожиданно окликал ее. И без каких-либо эмоций награждал ее щелчком по носу, если она откликалась. Он объяснил это тем, что девочка, носившая это имя, непременно стала бы позором для Империи, где третьим по значимости человеком был ее отец. Главнокомандующий. Герой, погибший при защите Колыбели Безначального. Начала всех начал. Вечного. Что единственный ребенок самого бесстрашного человека Того Мира не может быть ни слабым, ни трусливым. Что если она не отречется от прежней жизни (включая имя, которое носила 15 лет), то ей не стать той, кем она родилась — Ионой ден Аррорд. Той, кто в день круглого числа своего рождения должна возглавить Армию Того Мира и стоять на страже Вечного Безначального. Вместо своего отца.

Она долго не могла поверить, что все это происходит с ней. И не верила. Пока Рорк дан Нордаг — Верховный Маг и второй по значимости человек Империи — не отвез ее в Гамбург, где ее отчим строил карьеру. А мама поддерживала его морально. Рорк коснулся лба матери двумя пальцами и она вспомнила все то, о чем ее заставили забыть много лет назад. Про то как грозный Аррорд дан Корвис влюбился в юную студентку “ин.яза”. Про то, как были против этих отношений командующие Империи. Как быстро пролетели два месяца их знакомства, когда он со всей страстью изображал из себя третьекурсника театрального. Про битву у подножия Колыбели. Про то как будущая мама Ионы узнала о своей беременности. Как узнала кем на самом деле являлся ее жених. Как хотела сделать аборт и забыть обо всем случившемся. Как ей пообещали поддержку до тех пор, пока ее ребенку не исполнится 20 лет…. Мама плакала и просила прощения у Али — Ионы. Но за что? Разве она ее не любила? Разве не заботилась о ней столько лет? Разве девочка была несчастна? Все прошло. Не оставив обиды на сердце. Если задуматься, то у нее была замечательна жизнь. Гораздо лучше, чем у многих сверстниц. Даже у той же Насти….

Она смирилась с новым именем. С новой судьбой. С новой реальностью. Она умела выключать чувства внутри себя. Не смогла выключить только болезненную привязанность к тому, кто однажды просто перевернул ее жизнь с ног на голову.
Но когда тебе 16, так легко влюбиться в того, кто заботится о тебе. Хоть как-то.

Утро начиналось с первой звездой. Все как всегда практически без изменений в графике — тренировки, стрельба, языки, история Империи, особенности боевых искусств, хитрости ведения боя, премудрости управления отрядами.. и бесконечные нотации. Иногда не хватало сил. Иногда терпения. Она все еще была ребенком. И иногда ей ужасно хотелось, что бы он просто ее обнял. Нечеловек, который стал ее Вселенной.

 — О чем ты думаешь, забвение тебя возьми! — странным образом Рорк даже когда кричал все равно говорил тихо. Иона до сих пор этому удивлялась. Он никогда не повышал голоса и даже самое оскорбительное, что он мог придумать для нее, все равно звучало будто он читает главу из учебника по квантовой физике.

 — За что ты меня так не любишь?
— Зачем мне тебя любить или нет? Достаточно того, что я пытаюсь сделать из тебя достойную дочь Аррорда
— Ты считаешь это невозможным? — она не хотела этого, но гнев уже начал лизать ее ладони, заставляя кулаки сжиматься.

— Трудновыполнимо — едкая улыбка скользнула по губам Верховного Мага Империи и практически бесцветные глаза слегка потемнели.
— Ты считаешь меня ничтожеством? Ты считаешь меня позором Империи?! — дышать становилось сложнее — гнев полз от ладоней к бронхам, заполняя их огнем.
— Я считаю тебя ошибкой, которую мы допустили много лет назад.

— Хочешь узнать кем я считаю тебя?! — гнев добрался до горла и обжег гортань еле сдерживаемым криком. — Я считаю тебя бездушной сволочью. Едва ли мой отец хотел бы, что бы моим воспитанием занималось такое тупое бессердечное животное! Я тебя ненавижу! Ненавижу! Ненавижуууу!

Буквально в эту же секунду раздался хлопок и с неба посыпались черные колкие предметы.

 — Доигралась, дура. Смотри что ты натворила! — он щелкнул пальцами и над ними открылся ярко-голубой светящийся «зонт».

Черные предметы сыпались еще какое-то время. Они так и сидели под своим странным укрытием. И молчали. Пара минут тянулась целую вечность. Зонт (если это был зонт) схлопнулся за мгновение до того, как упал последний предмет.

— Давай, Иона ден Аррорд, собирай последствия своего неконтролируемого гнева, — Рорк насмешливо указал на нечто, что из колкой кристаллической формы стало превращаться в отвратительных черных слизней.
— Фу! Что это такое?
— Это твой гнев, о Великая Иона!- Верховный Маг Империи продолжал насмехаться. — Вначале он колок и может кого-то серьезно поранить своими острыми гранями. Если ты не можешь его контролировать. Потом ты остываешь и он плавится. Суть каждого гнева именно такова. Сначала он опасен для тебя и окружающих, а потом вызывает сожаление и отвращение. Давай давай, не стой столбом. Никто кроме тебя не может убрать эту мерзость. Или ты хочешь провести вот с этим всю оставшуюся жизнь?  Дело твое, конечно. Но учти, что через какое-то время эти красавчики начнут расти, и очень скоро наше скромное жилище превратится в зловонную ферму гигантских черных червей.

Приступ тошноты был почти непреодолим. И все же ей пришлось убрать каждую колючку-слизняка. Эти штуки были скользкими, липкими и слегка подрагивали при прикосновении. Иона дала себе слово впредь контролировать свой гнев.

Все то время, пока она ликвидировала последствия своих эмоций, Рорк дан Нордаг стоял и смотрел на нее, скрестив на груди руки. В его глазах то вспыхивали, то гасли темно-синие искры.

 — Ложись спать, Иона, дочь Аррорда. Думаю пришло время познакомить тебя с твоим народом. Завтра мы отправимся к подножию Колыбели, где погиб твой отец.

Ей снилось, что он касается ее щеки своими теплыми пальцами. И тут же проснулась от осознания невозможного. Конечно нет. Это было просто солнце. Рассветное солнце.

— Я думал ты проспишь до обеда. — Верховный Маг Империи сидел на корточках и держал в руках какую-то металлическую трубку. — Собирайся скорее, нам пора. Лучше добраться засветло. После битвы у подножия Колыбели туннель стал небезопасен. И с нами нет твоего отца, который бы мог очистить наши пути. — у губ Мага появилась горькая складка. Иона так и услышала не произнесенное “А на тебя надежд мало”

 — А что? Мы не будем телепортироваться? Я думала ты Маг. Раз и все.- Иона щелкнула пальцами, решив колоть его сарказмом в ответ.

 — Не старайся казаться бОльшей дурой, чем ты есть. — Рорк даже не посмотрел в ее сторону. Металлическая трубка в его руках стала оживать —  Быстрее. Вечно копаешься, как осмула…

Она не успела уточнить кто такая осмула. Трубка заискрила. Рорк бросил ее на дорогу и перед ними открылся бесконечный тоннель. Такой же белый и искристый, как глаза Верховного Мага Империи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *