Твитты шепотом. Глава 21 Чем сердце успокоится

Я думала он меня убьет.
Ярость ощущалась даже сквозь прикосновения. Сквозь джинсы, куртку и кучу слоев одежды.

Нет, мы не вернулись в Нору. Он зашвырнул меня в машину (тот самый Лексус, в котором я увидела его в первый раз), захлопнул дверь и повез… в лес.

Ну, думаю, сейчас он меня здесь и закопает. Сначала зверски убьет, потом закопает.

Все, Лолка. Настали твои последние дни.

Наконец, заехав поглубже в чащу (ну все понятно, все понятно, прощай жизнь), он остановил автомобиль.

— Ты так спешила на встречу с моим братцем, что забыла закрыть ноутбук. — вдруг сказал он.

Упс.

Мне нечего было сказать. Но Лютый явно ждал какого-то ответа.
— Нууу… — выдавливаю из себя. — Значит вы и так уже все знаете… Что я могу еще добавить?

Снова молчание. Напряженное молчание.

— Тебе нравится Димитрис?

Я фыркнула. Вообще я тут с жизнью готовилась прощаться, а он завез меня фиг знает куда, чтобы спросить нравится ли мне его единокровный брат. Чудеса да и только.

— Нравится, — говорю (откуда у меня такая склонность у суициду???) — Он симпатичный. Но не это даже главное. Главное, что он меня не оскорбляет, не душит, не …

Лютый внимательно смотрел на меня через зеркало заднего вида.
Так внимательно, что слова застряли у меня в горле.

— Ты говорила серьезно, когда предложила себя в качестве объекта для исследований?
— Абсолютно.
— Почему ты это сделала?
— Потому что я думала они — просто враги. Враги, которых нужно истреблять. А он просто такие же существа, как и мы. Они хотят жить. Любить. Знать, что их дети будут здоровы. Если мы сможем помочь им, не будет смысла в этой бесконечной борьбе.
— Ты — идеалистка. Почему ты ему поверила? Повелась на слова о любви? — Лютый повернулся ко мне.
— Мне жаль, что вы считаете меня такой дурой. — мне перехотелось продолжать разговор. Я отвернулась к окну и замолчала.
— Я не считаю и никогда не считал тебя дурой — начал он, но я перебила
— Да да, я знаю. Вы не считаете меня дурой, вы считаете меня похотливой су@кой, слабой не передок и — голос мой дрогнул, и я замолчала, что бы не показывать насколько меня это задевает. И так уже все, что нужно прочитал в моем дневнике.

Лютый ничего не ответил. Просто завел машину и мы поехали в сторону его логова.

Вся дорога прошла в молчании.

Потом мы сидели на кухне. Он откупорил бутылку старого вина. Однако. Волки не курят. И практически никогда не пьют. Только в особых случаях.

Мы молчали.

Я чувствовала такую усталость, словно пешком прошла всю Вселенную.

— Ваш отец… почему он бросил свой народ, зная, что он на грани вымирания?
— Мой отец не бросал свой народ, Лола. Они с доктором Склоковым постоянно проводили исследования. Постоянно пытались найти выход из положения. Убить одну расу ради спасения другой — не лучший выход, ты не находишь?
— Допустим. А что в свитках, которые были у вашего брата и которые вам так важно было получить?
— Это результаты исследований. Мой отец не может долго жить без выжимки дерева Саобад. Но они со Склоковым нашли заменитель. Да, не такой эффективный, как выжимка, но все таки. Лекарство, как ты понимаешь, не безгранично. Пока оно было, все было хорошо. Но потом никсоликанцы выкрали доктора… Потом заменитель закончился. В общем… Отец сейчас в госпитале. Он на грани. Уже несколько месяцев. Ему нужно лекарство. Формула у Димитриса. Точнее вторая половина формулы. Первую он отдал мне в обмен на возможность взять у тебя необходимые анализы.
— Он не хочет спасти собственного отца?
— Думаю, он не может простить ему нас с мамой. И никогда не сможет. Но — тут Лютый грустно улыбнулся. — Как видишь, ради тебя он даже готов помочь отцу выкарабкаться.
— Ясно. Я ничего не делала для того, чтобы он так..особенно ко мне относился. Я повода не давала. Правда.
— Я знаю.

Лютый налил вино в бокалы и подал один мне.
Я отпила пару глотков.

— По какому поводу пьем вообще? — осторожно спрашиваю.
— Ну как же. Похоже, благодаря тебе может закончиться многолетняя война… Кто бы мог подумать. Любовь правит миром, да? — он стукнул своим бокалом о мой, будто это был тост. Лицо его было грустным.
— Вы как будто обвиняете меня в чем-то
— Нет. Нет.

Лютый поставил бокал на стол и подошел ко мне вплотную.
Так же, как сегодня его старший брат, он прикоснулся пальцами к синякам на шее. Взял мою руку в свою и стал целовать посиневшее запястье.

Я чуть не упала от неожиданности.

— Прости меня.

Только я открыла рот, чтобы сказать «Да ладно, чо там», как он закрыл мне его поцелуем. Нет, не таким злым, как два раза до этого.
Просто поцелуем. Настоящим.

— Прости меня. — прошептал он в мой открытой рот. — Прости меня. Прости.

Его руки потянулись к моей рубашке и стали расстегивать пуговицы.
Губы с моего рта переместились на шею.

Я напряглась и попыталась оттолкнуть его руки. Опыт нашего … эээ… общения был не очень позитивным, поэтому ничего хорошего я не ждала.

— Не бойся. — он мягко, но настойчиво отстранил мои руки. Закончил расстёгивать рубашку. Отодвинулся, посмотрел на меня. Будто бы прочитал согласие, удовлетворенно кивнул и, подхватив на руки, понес в спальню.

Нет, все таки в глубине души я всегда знала, что огромная кровать с черным шелковым бельем нам обязательно пригодится.

(с) Бес Крыльев

#Твитты_Шепотом

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *