Твитты шепотом. Глава 19. (не)Меняя масть

Проснулась я рано. Раньше Лютого. Что было довольно странно. Обычно он уже успевал пробежаться, просмотреть утреннюю почту и сделать завтрак.

Дада, живу тут на всем готовом — даже завтраки мне готовит красивый мужик. Жаль только, что этот мужик такой лютый. Простите за каламбур.

Но в этот раз я проснулась ни свет ни заря.
Лютый лежал на спине, лицом к окну. Рассветное солнце рисовало зайчиков на его коже. Я не могла не поддаться искушению рассмотреть его поближе.
Очень красивые губы. Морщинки в уголках глаз. Черные, с легкой проседью на висках, волосы. Подбородок, шея…

— Одеяло сбррросить или ты дальше наощупь? — я чуть не подпрыгнула от неожиданности. Лютый потянутся и воткнулся в меня своими серебряным взглядом. — Лично я прредпочитаю вторрое. Из-за тебя у меня столько утррр пррошло даррром… если ты понимаешь, о чем я.

Голос его был тягуч до невозможности. Чистый мед.

Ненавижу мед.

— Обойдешься. — говорю и спрыгиваю с кровати.

Я к дверям — а они заперты. На ключ.
Ну ясное дело, я же обычно позже просыпаюсь, Лютый уже успевает открыть.
Поворачиваюсь к нему.
Лежит, улыбается.

— Сказать, где ключ?
— А что за перемена в настроении? — спрашиваю, подбоченясь. Я не сдамся без боя,- как бы намекаю.- Я уже не презренная похотливая су@чка? Вам уже не противно иметь со мной дело?
— Иметь… с тобой…дело…. — задумчиво произнес Лютый. — Ты знаешь, нет. Сегодня не прротивно. Хоррошо выспался.

И хлопает лапищей по черному шелку постельного белья. Типа приглашает. АГА! ЩАС! БЕГУ И ПАДАЮ.

Демонстративно поворачиваюсь к нему спиной, лицом к закрытой двери.

— Даа, с этого ррракуррса тоже ничего…

Заячий хвост! После вчерашнего разговора я вообще не настроена на эти странные игры! Подыскиваю достойный ответ (но так, чтоб не разозлить) и вдруг чувствую дыхание на своем загривке. Не поленился таки встать с кровати и подойти!
Стою, боюсь шелохнуться. Чувствую, как волосы на затылке шевелятся от его напряженного дыхания. Почти чувствую жар его тела — настолько он близко. Ноги начинают подкашиваться. Сердце стучит где-то в ушах. Значит, ночью — это был не сон? Значит, он действительно целовал меня и просил прощения?

Дыхание Лютого обжигает мне кожу. Он наклоняется к моей шее.. я чувствую это и зажмуриваю глаза.. неужели сейчас все случится???
Адреналин в крови начал зашкаливать.

И тут он поворачивает ключ в замке и легонько выталкивает меня из комнаты.
— Иди, — говорит, — сегодня твоя очередь завтраком заниматься.

Вот это облом так облом! Нет, все таки ночью это был просто сон.
Я всхлипнула от досады и поплелась на кухню на ватных ногах.

Дааавно я не испытывала ничего подобного. Если вообще когда-нибудь испытывала.

***

Пока занималась едой, розовые облака наконец меня отпустили. И я разозлилась не на шутку. Прекрасно он все понимал и просто играл со мной как со щенком. Я ему что — игрушка?!
Ну хорошо, думаю. Получишь ты свое. И щедренько так перцем чили в его порцию. Хаха.

Заходит, значит, Лютый на кухню. Улыбаюсь. Предвкушаю.
Нет, ну а что? Придраться ко мне тут не к чему — мало ли, я может по своему вкусу делала. Ну вот люблю я острые блюда. Главное не хихикать. Главное не хихикать.

Садится. Начинает есть. Хммм. Никакой реакции. Просто на секунду замер и посмотрел на меня. ОЧЕНЬ внимательно.
И все. И продолжил есть. Как ни в чем не бывало.

Я офигела.

Но на этом история не закончилась.

Мы молча доели свой завтрак.
Он промокнул губы салфеткой.
Сказал «спасибо, все было очень вкусно».
Потом встал и направился ко мне.
Подошел и вдруг опустился на колени.
Передо мной.
Пока я соображала что это могло бы значить, он спокойно и уверенно начал стягивать с меня пижамные шорты.

— Эй! Что вы делаете! — пытаюсь вырвать из его пальцев свою одежду и водрузить ее на место.
— После такого вкусного завтрака мне очень нужен десерт. — спокойно так говорит. И продолжает стягивать шорты.
— Подождите, — лепечу, судорожно хватаясь за пояс шорт.
— А зачем ждать? Ты, кажется, была очень ррасстроена, что между нами ничего не прроизошло утром в спальне. Настолько ррасстрроена, что случайно прросыпала ВЕСЬ чили в мою тарррелку, не так ли? — последние слова он произнёс уже мне в лицо, поднявшись с колен, к моему огромному облегчению. Но пояс шорт из рук не выпустил. — Так я ррешил испрравить ситуацию. Прредлагаю тебе… горрячий орральный секс. Очень горрячий.
— Нет, спасибо, что-то не хочется… — пячусь к выходу.
— Ну почему же? Ты знаешь, пока никто не жаловался! — продолжает наступать.
— Конечно, никто, — отвечаю. — Вы же небось после полового акта убиваете своих партнёрш, так что жаловаться некому.

Ну зачем? Ну зачем я это сказала?! Никогда не умела вовремя промолчать.
Эх, язык мой — враг мой.

Лютый рассвирепел, его пальцы сжали мою шею.

— Мне кажется, никсоликанец ошибся. — тихий рык Высокого Начальства был страшнее, чем громкий. — Мне кажется, ты вовсе не боишься, что я сделаю тебе больно. Мне кажется, ты специально прровоцирруешь меня. То плачешь по ночам, стараясь показаться слабой и хрупкой, то говорришь что-то, что вызывает у меня буррную рреакцию… Ты готова на что угодно лишь бы только заставить меня перреспать с тобой, да?

— Чегоо???? Вы слишком высокого о себе мнения! — (заткнись, Лола, заткнись!) — да вы вообще мне не интересны! Да я с вами и под дулом луча-револьвера не соглашусь! — (да закрой же ты рот, идиотка!). Да у меня такие любовники были, что вы им и в подмётки не годитесь! (Лола, ты самоубийца)

По мере того, как я говорила (вернее, сипела своим сдавленным горлом), лицо Вадима Андреевича каменело. В его глазах было столько отвращения, что я опять чуть не расплакалась (что-то я стала очень тонкослезая… как только закончится все это, схожу проверю гормоны)

— А самое смешное то, что я тебе поверрил. Когда ты пррижималась ко мне сегодня ночью и плакала. Я подумал, что ты — норрмальная. А ты — самая обычная… — Лютый выругался и отпустил мое горло. — К сожалению, я не могу перрепорручить никому пррисматрривать за тобой. Поэтому пока вся эта история не закончилась, прридётся нам потеррпеть дрруг дрруга. А потом чтобы духу твоего здесь не было.

Он отвернулся и вышел из комнаты. А я не выдержала и разревелась.

Для меня стало очевидным как белый день — я не могу без него жить.
Не могу. Без него. Жить.

(с) Бес Крыльев

 

#Твитты_Шепотом

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *